МЕЧ и ТРОСТЬ

Т.Лицинская: «Я предполагала, что мне удастся случайно встретить Сталина в Кремле и совершить над ним террористический акт. Это есть подвиг, достойный русской патриотки, не раз говорил мне генерал Миллер в Берлине»

Статьи / Белое Дело
Послано Admin 01 Сен, 2016 г. - 17:57

Это удивительное фото (тюремное. -- Прим.МИТ) облетело интернет после того, как его достали из расстрельного Дела. На нем Тамара Сергеевна (Всеволодовна) Лицинская (Занковская) (1910 - 1937).



Через десятилетия на нас смотрят огромные глаза на прекрасном, благородном лице. К счастью, ее сын, Петр Васильевич Полежаев (фамилия приёмных родителей), оставил мемуары. Книга вышла небольшим тиражом в 2002 году. Называется "Они и мы". Кроме собственных воспоминаний автор цитирует протоколы допросов, которые попали ему в руки в 90-е, в ходе оформления документов на реабилитацию. Обладательница незабываемого взгляда оказалась незаурядной девушкой.

Цитирую ее сына:

"Я родился 15 ноября 1930 года в одной из берлинских клиник. Мама моя - Тамара Сергеевна (Всеволодовна) Лицинская (Занковская): Такие "извивы" в титуловании моей матери в своё время будут объяснены...

Из Берлина я был привезён в Москву... в июле 1931 года и "внедрён" в семью посторонних добрых самаритян М. Г. и В. С. Полежаевых. Мама Тамара у нас появлялась редко....

Мама, что еще осталось о тебе в моей памяти?.. Ну, была мать красивая, авантюрная, нрава доброго и веселого. Свидетельство тому - куча фотографий: маленькая девочка на даче в Пушкине; рядом ее бабушка варит варенье; милое дитя в матроске, в руке андреевский флаг; красотка с собакой (надпись: "Тата с Виски"); множество фотопроб для кинопроцесса в экзотических дорогих нарядах с вычурными артистическими позами и подписью-псевдонимом - KIKI MORA. Женщина редкой красоты. Это моя мать..."

Дальше начинается детектив.

Вот цитата из допроса его бабушки, Александры Петровны Лицинской:

"Моя дочь имеет авантюрный характер и сильную склонность к преступной деятельности. Питая при этом уважение и привязанность к своему отцу и не желая в случае своего ареста его компрометировать, дочь моя переменила фамилию и отчество, взяв их от своего отчима, моего последнего мужа Всеволода Алексеевича Лицинского".

"Авантюрный характер и сильная склонность к преступной деятельности" сами по себе звучат многообещающе. Но протокол допроса самой Тамары от 14 февраля 1937 года превзошел ожидания:

- ...Бывали ли вы в Кремле?
- Да, неоднократно.
- Было ли с Вами оружие?
- Да, револьвер находился при мне всегда.
- Какой вид спорта Вы изучали?
- Верховую езду, теннис, стрелковое дело за границей. В СССР хотела изучить пулемёт, но времени не было. Карахан подарил мне браунинг... Я вообще люблю оружие... Я приехала в Советский Союз тоже с маленьким револьвером, но отдала его Карахану взамен нового. Ещё у меня было 20 таблеток веронала: я люблю иметь при себе сильнодействующие средства и яды.
- Для чего?
- На всякий случай.
- Какой случай?
- Я предполагала, что мне удастся случайно встретить Сталина и совершить над ним террористический акт.
- Кто вам дал такое задание?
- Прямого задания не было, но намёк на то, что террористический акт над Сталиным есть подвиг, достойный русской патриотки, не раз говорил мне генерал Миллер в Берлине.
- Вы встречали Сталина в Кремле?
- Нет, но если бы я его встретила, у меня хватило бы мужества его убить.
- Кому вы рассказывали о своих намерениях?
- Сотруднику германского посольства Курту Брунхофу. Он принципиально не возражал, считая, что убийство Сталина является необходимым актом в целях изменения существующего строя в Советском Союзе, но так как я недавно прибыла из Германии и являюсь секретным сотрудником германской разведки, теракт над Сталиным необходимо было временно отложить, так как возможность раскрытия организаторов теракта может замедлить приход к власти фашистов и тем самым укрепить авторитет коммунистической партии Германии..."

Там есть еще адские подробности про использование "вхожести" в кабинет Енукидзе для кражи секретов. Про то, как Енукидзе подарил ей финский нож...

В конце протокола допроса значится: "Протокол мне прочитан. Всё записано с моих слов правильно, в чём и РАСПИСУЮСЬ (именно так!)". И далее подписи Т.Лицинской и помощника начальника 1-го отдела ГУГБ НКВД старшего майора Арнольдова."

В первых числах августа 1937 года обе женщины признали себя виновными. 25-го суд за 20 минут разобрался в деле. В тот же день обе были расстреляны.

P. S. Думаю, "в СССР хотела изучить пулемёт, но времени не было", "люблю иметь при себе сильнодействующие средства и яды", "генерал Миллер" и финский нож - это была такая издёвка над следствием и весточка для нас. Она поняла, что живой отсюда не выйдет.

Источник: http://vk.com/russianwhiteguard


Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://apologetika.com/

URL этой статьи:
  http://apologetika.com/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3574