МЕЧ и ТРОСТЬ

Адъютант командира Русского Корпуса А.Раевский "История одной несостоявшейся дуэли" -- Вызов всеми офицерами штаба Русского Корпуса начальника немецкого штаба связи майора Л.

Статьи / Белое Дело
Послано Admin 21 Авг, 2016 г. - 10:41

Биографическая справка об авторе очерка (см. портрет)

Александр Андреевич Раевский родился в 1907 году. В юном возрасте стал эмигрантом, уехав из России в Югославию. С осени 1941 года в Русском Корпусе, юнкер 1-й сотни 1-го батальона 1-го полка. В 1942 году окончил военно-училищные курсы, подпоручик. В 1943 году стал командиром взвода 3-й сотни 1-го батальона 1-го полка, переформатированного в Казачий. В 1944 году окончил офицерские курсы, лейтенант. Активно участвовал в боевых операциях против коммунистических партизан Тито, НОАЮ и подразделений РККА (1944-1945). В мае 1945-го - адъютант командира корпуса (обер-лейтенант). После капитуляции - в лагере Келлерберг, затем в эмиграции в Аргентине. Умер в Буэнос-Айресе 6.11.1969 года.

В первый период существования Русского Корпуса германское командование назначило начальником штаба связи майора летчика Л., с высоким партийным стажем.Соблюдая внешне сравнительно корректные отношения с командиром Корпуса и его штабом, этот майор всячески старался подвести Корпус под общую партийную линию.

Будучи человеком, выведшим из кругов, далеких от воинских традиций, общих для армий всего мира, он, естественно, в Русском Корпусе, состоящем на 60% из старых офицеров, популярностью не пользовался. Командир Корпуса, желая точно определить взаимоотношения Корпуса с германской армией и германских чинов связи с Корпусом, давно настаивал на необходимости создания Положения или Устава о Русском Корпусе. С согласия Главнокомандующего был выработан целый ряд проектов этого устава. После неоднократных перередактировок устав был написан и должен был быть предложен Главнокомандующему через германский штаб связи на утверждение.

Вышеупомянутый майор Л. счел нужным со своей стороны в параграф, касающийся обязанностей германского штаба, связи внести дополнение, смысл которого сводился к тому, что задачей штаба связи является, между прочим, воспитание офицеров Корпуса в понятиях офицерской чести, долга и дисциплины. Можно себе представить удивление и возмущение командира Корпуса, получившего окончательный проект Устава с подобным дополнением!

Созвав офицеров своего штаба, покойный ген. Штейфон прочел им это дополнение и спросил их мнение. Негодование было всеобщее и решение единогласное: такое дополнение является оскорблением всего русского офицерства, нуждающегося якобы в воспитании в понятиях чести, долга и дисциплины.

Русские офицеры, являющиеся носителями идей и традиций более славных, чем традиции даже германской армии, не могут оставить безнаказанным этот факт, считая, что в их лице оскорблено всё русское офицерство. .На этом же совещании единственным выходом был признан вызов всеми офицерами штаба Русского Корпуса, начиная с младшего и кончая старшим, майора Л. на дуэль. Для этого командир Корпуса приказал своему адъютанту немедленно отправиться к начальнику отдела Личного состава штаба Главнокомандующего в Сербии (Н-А), чтобы узнать офицнально, какое положение о дуэлях во время войны существует в германской армии. Неофициально же, если начальник Н-А его спросит о причинах такого вопроса, рассказать ему в частном порядке о случившемся.

Предупрежденный по телефону, начальник Отдела Личного Состава выразил согласие немедленно принять адъютанта командира Корпуса, который, явившись к нему и принятый, как всегда, очень любезно, официально передал ему желание командира Корпуса узнать, какое положение о дуэлях существует в германской армии во время войны. Весьма озадаченный, начальник Отдела ответил, что всякие дуэли воспрещены и возможны лишь по личному разрешению фюрера.

Получив этот ответ, адъютант поблагодарил и стал уходить. Когда он был уже в дверях, старый полковник его задержал и, взяв за плечи, спросил, не может ли он, в частном порядке, сообщить ему о причинах столь своеобразного вопроса, на что адъютант, следуя инструкциям ген. Штейфона, рассказал ему о происшедшем. На следующий день начальник штаба связи, майор Л. просил всех офицеров штаба Русского Корпуса собраться, имея им сделать сообщение. Красный, взволнованный и сильно нервничающий, он сказал собравшимся, что ему стало известно, что внесенное им в Устав о Русском Корпусе дополнение вызвало возбуждение в офицерском составе Корпуса, считающим себя оскорбленным; не имея намерения оскорбить русское офицерство, он приносит ему свои извинения.

Через несколько дней майор Л. приказом Главнокомандующего был освобожден от обязанностей начальника штаба Связи при Русском Корпусе и назначен командиром тылового аэродрома в Банате. На его же место был вскоре назначен старый кадровый офицер германской армии, бывший в Первую мировую войну в России, прекрасно владеющий русским языком и начавший свою деятельность с того, что через главное командование добился полного приравнения офицеров Русского Корпуса к офицерам германской армии.

Урок, данный майору Л., был одновременно уроком и самому германскому командованию, к чести которого нужно сказать, что оно его правильно поняло. С этого дня начался новый период в жизни Русского Корпуса.

https://vk.com/rus_dobr?w=wall-85761979_665

Источник публикации: блог «Русский Доброволец» -- https://vk.com/rus_dobr

В Фейсбуке «Русский Доброволец» издается по адресу: https://www.facebook.com/Русский-Доброволец-399118900266481/timeline/



Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://apologetika.com/

URL этой статьи:
  http://apologetika.com/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3568