МЕЧ и ТРОСТЬ
16 Ноя, 2018 г. - 20:45HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ОСИПОВ Николай Евграфович    (12.10.1877, Москва - 19.2.1934, Прага) - психоневролог, психотерапевт, патограф, преподаватель медицинской философии. Отец О., Евграф Алексеевич, был лидером земской медицины. В 1897 О. окончил 3-ю московскую (Поливановскую) гимназию с золотой медалью и поступил на медицинский факультет Московского университета. На 2-м курсе (1899) О. был арестован как член студенческого стачечного комитета, через 6 дней был освобожден без права восстановления в университете.О. уехал в Швейцарию к другу своего отца Ф.Эрисману, где закончил медицинский факультет Бернского университета, специализируясь по нейрогистологии. 16.11.1903 О, защитил диссертацию и возвратился в Москву в связи с тяжелым состоянием отца. С сентября 1904 О. - штатный помощник прозектора на кафедре гистологии и эмбриологии Московского университета. С мая 1905 - врач частной психиатрической лечебницы Н.Баженова и С.Цейтлина. В 1906 сдал экзамен для получения российского диплома лекаря. 1.5,1907 на съезде русских врачей им. Н.Пирогова делал доклад "О плазматических клетках при прогрессивном параличе", в котором описал метод выявления амеобидных глиальных клеток. Летом 1910 находился за границей, посетил клиники З.Фрейда, Э.Блейлера, К.Юнга, Р.Дю6оа. В 1911-14 О, был организатором издания книг в Москве - "Психотерапевтическая библиотека". В ответ на реакционные реформы министра просвещения Л.Кассо О. вместе с профессором В.Сербским ушел из Московского университета; работал в должности приват-доцента кафедры психиатрии и невропатологии на Высших женских курсах в Москве. В начале 1917 О. был мобилизован в армию, --- В 1921 О. эмигрировал в Белград. С 1923 работал доцентом, затем профессором Карлова университета в Праге; читал курс медицинской философии, неврозологии и психоанализа (по Фрейду). О. похоронен в Праге на православном кладбище. --- О. считал своими учителями психиатров В.Сербского, Н.Баженова, неовиталиста-гистолога В.Карпова, гипнолога П.Подъяпольского. По своему мировоззрению бььл неовиталистом и сочувственно относился к философским взглядам Н.Лосского. Начиная с 1906 научные интересы О. связаны с изучением психологии неврозов, психотерапии и патографии, С 1907 он популяризировал в России учение З.Фрейда и метод рациональной терапии Дюбоа. Хотя теоретических воззрений Фрейда О. не разделял, он стал поклонником его метода исследования больных, защищал Фрейда от обвинений в преувеличении роли сексуальных влечений, подчеркивая, что у фрейда существует также влечение к смерти, страх секса, страх смерти и др. патопсихологические состояния. В докладе "О больной душе" (1913) он ввел понятие "душевно-телесная конституция", позволяющее рассматривать человека с психофизиологической точки зрения. Одновременно он пытался переработать фрейдизм, используя свои персоналистические взгляды и философскую систему Н.Лосского. --- В статье "Революция иСон" (1931) О. сравнивает два явления - сновидения и революции: первые, согласно взглядам Фрейда, есть исполнение подавленных желаний, противопоставление "Я" личности: революция - есть реализация подавленных, вытесненных желаний у людей, принадлежащих к одному классу. Исходя из этих предпосылок, О. делает парадоксальное заключение, граничащее с логическим заблуждением: "революция и сновидения имеют одинаковое содержание". --- О. стремился создать новую науку о неврозах - неврозологию, основными методами которой был бы психологический анализ, психотерапия и гипнотерапия, которыми он владел в совершенстве, в то же время он игнорировал физиологический аспект неврозов. Понятие "неврозология" не получило распространения в психиатрии. --- О. был талантливым патографом: ему принадлежат статьи о психологическом и патопсихологическом анализах героев произведений Л.Толстого, Ф.Достоевского, Н.Гоголя; об изображении в литературе ими феномена страха. Философские взгляды О, на медицину изложены в обширном очерке "Двуликость и естество медицины" (1929). --- О. утверждал, что существует наукоучение (или теория науки). Медицина - прикладное естествознание, врач - естествоиспытатель. Медицина - особая сторона человеческой культуры - это наука, искусство, связанные с техникой и взаимоотношением между врачом и больным. Медицинская наука - это нозологическая наука. В сущности медицина всегда антропоцентрична: врач - не только естествоиспытатель, но и психолог. Клиническая медицина стремится к индивидуальному лечению больного. В теоретическое понятие "болезнь" включены ряд др. понятий: симптом, симптомокомплекс, процесс, течение, патоморфологическая картина, этиологическая сущность, телеологическое понимание, вытекающее из принципа борьбы организма с болезнью, онтологическое понимание болезни как единого целого. Критерии определения болезни, предложенные 0" - современны. --- Соч.: Психотерапия в литературных произведениях Л.Н.Толстого // Психотерапия, 1911, № 1; Программа исследования личностей. Приложение к "Отчету состоящего под Высочайшим государя императора покровительством Московского городского рукавишниковского приюта для малолетних за 1913 г.". М., 1914; Двуликость и единство медицины // Науч. тр. Рус. народ. ун-та в Праге, 1929, т.11; Революция и сон // Там же, 1931, т.4; Страшное у Гоголя и Достоевского / Жизнь и смерть. Прага, 1931, т. 1. --- Лит.: Памяти д-ра Николая Евграфовича Осипова. Жизнь и смерть. Сб. статей. Прага, 1935; Лосский Н.О. Воспоминания, жизненный и философский путь. Miinchen, 1968. --- Г. Архангельский ---

    ОСОРГИН Михаил Андреевич    (наст. фам. Ильин) (7.10.1878, Пермь - 27.11.1942, Шабри, дел. Индр, Франция) - прозаик, эссеист, публицист. Из дворянской семьи, сын А.Ф.Ильина - юриста, участника проведения судебной реформы Александра II. Окончил в 1902 юридический факультет Московского университета. С 1895 сотрудничал в газетах. За участие в студенческих волнениях на год отчислялся из университета и высылался в Пермь, С 1904 в партии эсеров, примыкал к максималистам. В декабре 1905 арестован, после 6-месячного заключения в Таганской тюрьме приговорен к 5 годам каторги, замененной высылкой из России; в 1907 через Финляндию уехал за границу. Жил с 1908 по 1913 в Италии, публиковался в русских либеральных изданиях ("Вестник Европы", "Русские ведомости"): статьями О. о каморре - корсиканской мафии - зачитывались в столицах и провинции. В 1913 выпустил книгу "Очерки современной Италии". --- Вернувшись в Россию в 1916, приветствовал Февральскую революцию, входил в Московскую "Комиссию по обеспечению нового строя". Советскую власть не признавал. В 1918-21 работал в Книжной лавке писателей в Москве, входил в издательское товарищество "Задруга", был одним из организаторов Всероссийского союза писателей (тов. председателя московского отделения) и Всероссийского союза журналистов (председатель). Как член Помгола и редактор издаваемого им бюллетеня "Помощь" в августе 1921 арестован, затем выслан в Казань, а после возвращения, через несколько месяцев, в Москву оказался среди инакомыслящих деятелей культуры, изгнанных в 1922 из Советской России; сохранял советское гражданство до 1937, когда советское консульство в Париже потребовало от него возвращения в СССР. До высылки издал несколько брошюр, 3 книги беллетристики ("Признаки", 1917; "Сказки и несказки", 1921; "Из маленького домика", Рига, 1921). Сделанный О. перевод "Принцессы Турандот" К.Гоцци (изд. 1923) был использован Е.Вахтанговым для его знаменитой постановки. --- После недолгого пребывания в Берлине и двух поездок в Италию обосновался в 1923 в Париже. Печатался, главным образом, в газетах "Дни" (прервав из-за конфликта с А.Керенским работу в ней с 1925 по 1928) и "Последние новости", но, как заметил М.Алданов, если бы "ненавистник партий", "анархист" О. "хотел сотрудничать в газетах, его взгляды разделявших, то ему сотрудничать было бы негде". Тяготел к циклизации статей, печатавшихся иногда по многу месяцев и даже лет; со временем в них стал преобладать мемуарный оттенок (серия "Встречи" публ. в 1928-34), Сожалел о разобщенности эмигрантской среды, об отсутствии постоянно действующего писательского союза и старался поддерживать молодых литераторов - А.Ладинского, Ю.Анненкова, Г.Газдонова, В.Яновского. Своими литературными учителями считал Л.Толстого и Ч.Диккенса. На долю первого вышедшего за границей романа О. "Сивцев Вражек" (начат в Казани, первые главы опубл. в 1926-28 в "Современных записках", отд. изд. Париж, 1928; М., 1990) выпал громадный читательский успех - он был дважды переиздан, переведен на многие европейские языки, в 1930 получил премию американского клуба "Книга месяца" (истраченную в значительной степени на помощь нуждающимся эмигрантам). Действие романа разворачивается в "местах Москвы дворянско-литературнохудожественной". Чтобы осмыслить российскую катастрофу с точки зрения гуманизма, О. стремился воссоздать образ жизни, мыслей и чувств представителей интеллигенции и офицерства, не примкнувших ни к одной из противоборствующих сторон, 1-я часть романа показывала жизнь москвичей накануне и во время войны, 2-я - в годы революции, они различаются тональностью, большевистский переворот оценивается через метафорические уподобления, материал для которых О. черпал в мире фауны. Язвительно оценила роман З.Гиппиус, снисходительно - Б.Зайцев, которому роман показался "сырым", с явным тяготением к толстовской традиции. Наибольшее нарекание вызывали пантеистические воззрения автора, идея нераздельности природного и социального. --- "Повесть о сестре" (СЗ, 1930, № 42, 43; отд. изд. Париж, 1931) погружала в мир "безвозвратного", она навеяна памятью о семье самого О. Родственный чеховским "сестрам" образ чистой и цельной героини О. приглушает безысходную ноту "общеэмигрантской тоски", придает повести теплоту и задушевность. Здесь, как и в рассказах, О. предпочитал мягкие, задушевные тона, неяркую акварельность. Автобиографичен и сборник "Там, где был счастлив" (Париж, 1928). 1-ю часть книги - воспоминания о жизни в Италии - Г.Адамович назвал "стихотворениями в прозе"; о рассказах из 2-й части он отзывался как о написанных с "меньшей остротой", усматривая в них то, что "на условно-эмигрантском языке принято называть "березками". Другие современники видели в "нежном лиризме" О. его силу, В рецензии на сборник "Чудо на озере" (1931) К.Мочульский отмечал мудрую простоту и безыскусный слог рассказов, способность автора говорить с читателем о самом заветном "от чистого сердца... и, главное, без ложного стыда", О. был одним из самых читаемых авторов Тургеневской библиотеки в Париже. --- Небольшая часть юмористических рассказов О., печатавшихся в газетах, вошла в сборник "Повесть о роковой девице" (Таллин, 1938), Как комический рассказчик О. отличался изяществом, непринужденностью и удивительным чувством меры в дозировке серьезного и смешного; современники писали о "блеске его юмора", достигаемом прежде всего разнообразием стилистики - от едкой шутки до добродушной насмешки.О. выступал и в качестве критика, обладавшего отменным литературным вкусом и безошибочно отличавшего модные однодневки от значительных явлений литературы, Трезво оценивал положение дел в эмигрантской литературе, сознавал неизбежное падение ее художественного и нравственного уровня, Пристально следил за литературой в СССР, полагая, что ее расцвет "еще придет" и видя ее преимущество в том, что "есть для кого писать". --- Сам О. в 30-е выпустил три романа: "Свидетель истории" (1932), "Книга о концах" (1935) и "Вольный каменщик" (1937). Два первых художественное осмысление на автобиографическом материале революционных умонастроений молодежи начала века. Судьбы гибнущих героев подтверждают обреченность и безнравственность террористической борьбы. В "Книге о концах" О. подвел итог жертвенно-идеалистическому этапу революции, описанному в "Свидетеле истории", который отмечен чертами авантюрно-приключенческого романа, индивидуальным психологизмом; в роли "свидетеля" предстает отец Яков Кампинский, чьи воззрения на жизнь обусловлены народным здравым смыслом. --- В 1914 в Италии О, был посвящен в масонство; в мае 1925 вошел в русскую ложу "Северная Звезда", подчиненную "Великому Востоку Франции", в 1938 стал ее мастером. Выступал против политизации масонских лож, в ноябре 1932 организовал независимую ложу "Северных Братьев". С этими страницами биографии О. связана повесть "Вольный каменщик", в которой образ русского обывателяэмигранта, увлеченного благородными идеалами всеобщего братства, противостоит мещански-расчетливой среде парижан. Повесть интересна привнесением в эпическое повествование приемов кинематографа и газетного жанра, --- Все творчество О. пронизывали две задушевные мысли: страстная любовь к природе, пристальное внимание ко всему живущему на земле и привязанность к миру обыкновенных, незаметных вещей. Первая мысль легла в основу очерков, печатавшихся в "Последних новостях" за подписью "Обыватель" и составивших книгу "Происшествия зеленого мира" (София, 1938), Очеркам присущ глубокий драматизм: на чужой земле автор превращался из "любовника природы" в "огородного чудака", протест против технотронной цивилизации соединялся с бессильным протестом против изгнанничества. Воплощением второй мысли явилось библиофильство и коллекционирование.О. собрал богатейшую коллекцию русских изданий, с которыми знакомил читателя в цикле "Записки старого книгоеда" (окт. 1928- янв. 1934), в серии "старинных" (исторических) рассказов, вызывавших нередко нападки из монархического лагеря за непочтение к императорской фамилии и особенно к церкви. --- Прямой наследник демократической традиции русской литературы, О. в своих историколитературных изысках не делал поправок на изменившиеся русские реалии. Читатели и критики восхищались слегка архаизированным языком этих рассказов; "у него был безошибочный слух на русский язык", - отмечал М. Вишняк', М.Алданов, называя стиль книги воспоминаний О. "Времена" превосходным, жалел, что не может "процитировать из нее целые страницы". Из воспоминаний, над которыми работал О., до войны были опубликованы "Детство" и "Юность" (Рус. записки, 1938, № 6, 7, 10), в период войны - "Времена" (НЖ, 1942, № 1-5; в поел. изд. Париж, 1955; М., 1989- эта часть публ. под назв. "Молодость"). Это скорее роман души, путеводитель по вехам душевного становления писателя, принадлежавшего, по определению О., к сословию "просчитавшихся мечтателей", "русских интеллигентных чудаков". Образ России в "Молодости", написанной после нападения Германии на СССР, приобрел на заключительных страницах книги трагический оттенок. Свою общественную позицию О, выразил в письмах в СССР старому другу А.Буткевичу (1936), в которых обращал внимание на сходство режимов в фашистских государствах и в СССР, хотя и утверждал, что не смешивает их. "Мое место неизменно - по ту сторону баррикады, где личность и свободная общественность борются против насилия над ними, чем бы это насилие не прикрывалось, какими бы хорошими словами не оправдывало себя... Мой гуманизм не знает и не любит мифического "человечества", но готов драться за человека. Собой я готов пожертвовать, но жертвовать человеком не хочу и не могу". --- Бежав в июне 1940 вместе с женой из Парижа, О. обосновался в городке Шабри на юге Франции. Корреспонденции О. публиковались в "Новом русском слове" (1940-42) под общим названием "Письма из Франции" и "Письма о незначительном", В душе его нарастал пессимизм. В книгу "В тихом местечке Франции" (Париж, 1946) вплетаются мотивы его прежних книг; главные для писателя жизненные ценности оказались, как показала война, слишком хрупкими, Боль и гнев гуманиста О. были вызваны тем тупиком, в который зашел мир в середине XX в. Скончавшийся в разгар войны, писатель был похоронен в Шабри, месте своего последнего изгнанничества. --- Лит.: Fiene Donald М. M.A.Osorgin - the Last Mogican of Russian Intelligentsia - on the One-hundred Anniversary of His Birth // Russian Literature Quarterly, 1979, № 16; Becca Pasqinelli A. Vita e ie opinioni di M.A.Osorgin (1878-1942). Firenze, 1983; Курбатов В. Космос хаоса // Москва, 1990, № 7; Недорезова И. Вдали от родины, но с думой о ней: о творческом пути писателя М.Осоргина // Татарстан, 1992, № 56: Марченко Т.В. Осоргин / Литература русского зарубежья: 1920-1940. М" 1993. --- Г. Марченко ---

    ОСОРГИН Михаил Михайлович    (30.6.1887, с. Сергиевское, Калужской губ. - 29.10.1950, Париж) - общественный и церковный деятель, регент. Отец, Михаил Михайлович О, - одно время калужский губернатор, в конце жизни протоиерей - происходил из рода Св. княгини Юлиании Лазаревской (Осоргиной); мать, княжна Елизавета Николаевна Трубецкая сестра известных философов и общественных деятелей Сергея и Евгения Трубецких, О, учился в гродненской и тульской гимназиях, на юридическом факультете Московского университета. Затем - член калужской уездной земской управы и помощник калужского уездного предводителя дворянства. В 1-ю мировую войну - ординарец главнокомандующего СевероЗападным фронтом, командир автомобильной роты; впоследствии сражался на Румынском фронте, занимал разные должности в Ясской военной комендатуре. В 1918- заведующий поездом Красного Креста, совместно с будущей женой, графиней Е.Муравьевой; в 1919 - помощник начальника уезда в Ялте. --- Эвакуировался через Константинополь в Германию, в Баден-Баден, где в течение нескольких лет служил псаломщиком и регентом в местной православной церкви. В 1924 по предложению митрополита Евлогия (Георгиевского), экзарха патриарха московского в Европе, переехал в Париж, где занялся организацией нового русского православного прихода, т.к. единственный в ту пору православный "посольский" храм Св.Александра Невского на rue Daru не вмещал молящихся.О. подыскал подходящий большой участок с садом и постройками бывшей немецкой кирхи на rue Crimee и срочно занялся сбором средств в эмигрантской среде для выкупа этой собственности. В результате его самоотверженной деятельности в сентябре 19 24 в новом Сергиевском Подворье была совершена первая служба, и далее под руководством строительной комиссии, возглавлявшейся О., начались восстановительные работы. 1.3.1925 был освящен главный придел храма во имя преподобного Сергия Радонежского, а в мае того же года состоялось торжественное открытие Богословского института при Подворье - единственного высшего духовного учебного заведения в русском зарубежье (институт существует по сей день). С 1925 по 1927 О. принимал участие в росписи Сергиевского храма по проекту Д.Стеллецкого. --- О. выполнял обязанности управляющего Подворья; преподавал в Богословском институте церковный устав. Одновременно с О. профессорами института являлись епископ Вениамин (Федченко) - глава Института, А.Карташев, О.Сергий Булгаков, Г.Флоровский, В.Зеньковский, а также Г.Федотов, архимандрит Киприан (Керн), Б.Вышеславцев и др.О. были учреждены курсы псаломщиков, опубликованы книга "Уставщик" (краткое изложение порядка церковных служб) и ряд статей в церковной периодике. --- О. ввел в Сергиевском Подворье строгий стиль пения за службой, основанный на древних и традиционных роспевах, исключавший всякую "концертность" и "светскость", допускавший авторские произведения для исполнения в храме только в тех случаях, когда они, будучи написаны в строго литургической форме, являлись переложениями роспевов или вариациями на обиходные мотивы. Служба на Подворье велась, главным образом, по русскому монастырскому обычаю, что резко отличалось от стиля службы и пения в парижском кафедральном соборе и большинстве других храмов русского зарубежья. Через посредство выпускников Богословского института, учеников 0" подворский обычай был распространен по всей русской диаспоре и оказал значительное влияние на новообразованные приходы в Европе и США; его значение подчеркивалось рядом исследователей и авторов духовной-музыки. --- О. был хорошо известен как псаломщик и регент хора Богословского института, состоявшего из студентов. Под управлением И.Денисова (в юности монастырского прислужника, затем солиста императорских театров, участника известного мужского вокального квартета Н.Кедрова; студента института) хор дал на протяжении 30-х около 300 концертов, проводившихся в церковных помещениях (преимущественно протестантских конфессий) во Франции, Англии, Швейцарии, Голландии, Скандинавии с целью сбора средств для поддержания деятельности института. Для этого хора были сделаны новые обработки церковных песнопений такими крупными мастерами как А.Глазунов, Н.Черепнин, А.Гречанинов.О. был выдающимся знатоком русского церковного пения и сделал несколько десятков переложений традиционных роспевов (частично вошли в т.н. Лондонский сборник - два выпуска песнопений Божественной литургии и Всенощного бдения, опубликованных в Лондоне в 1962 и 1975 и обобщивших основной церковно-певческий репертуар русского зарубежья). --- О. пользовался славой выдающегося певца и чтеца. В воспоминаниях о нем его ученик, священник А.Семенов-Тян-Шанский говорит: "Здесь [в Подворье) послужил он православному просвещению как охотно делившийся своими знаниями несравненный знаток церковной музыки и как регент, а в качестве канонарха он просвещал и просветил многих богословски и духовно. Сколько церковных текстов сделались понятными и дошли до сердец молящихся благодаря этому труду. Сохранившийся и в России почти только в монастырях этот способ пения стихир (слова выразительного речитатива, тотчас повторяемые ликом) в исполнении М.М. давал, из года в год, совершенно незаменимую духовную пищу..." О. "пел и читал в храме почти до самого последнего дня жизни". --- После кончины О. дело было продолжено его сыновьями. В частности, Николай Михайлович О., наследовавший отцу на посту регента Подворья, записал с подворским хором на рубеже 70-80-х несколько пластинок (с участием соборного протодиакона М.Стороженко), дающих ясное представление о репертуаре и стиле пения, культивировавшегося его отцом. --- М. Рахманова ---

    ОСТРОВСКИЙ Александр Маркович    (25.9.1893, Киев - 20.11.1986, Лугано, Швейцария) - математик.О. родился в семье Марка О. и Веры Рашевской. Родители имели чулочно-трикотажную фабрику, но детей в семье было много, а потому жили довольно бедно. Окончив начальную школу и проучившись один год в частной гимназии, О. поступил в Киевское коммерческое училище, которое он окончил с золотой медалью в 1911, получив звание кандидата коммерции. Математическое дарование О. проявилось еще в школьные годы. Его учитель математики Чирьев, понимая, что изучаемая программа не соответствует способностям Александра, привел 15-летнего О. к профессору Киевского университета ДГраве, создателю первой в России крупной алгебраической школы. Позднее Граве вспоминал, как он проводил испытание О.: "Я открыл наобум книгу по теории чисел и выписал несколько страниц теорем без доказательств из самой трудной части теории абстрактных чисел. Через два дня Островский пришел со своими доказательствами. Вторая проба заключалась в том, чтобы испытать, насколько быстро он способен читать трудные книги. Я дал ему мою литографированную книгу о квадратичной области, Островский прочитал ее в несколько дней и, придя ко мне, спросил о моих приемах доказательств. Я немедленно принял Островского в мой семинар, где он сразу начал делать доклады на всех заседаниях и печатать статьи". Первая научная работа О. - о полях Галуа - была напечатана со значительным опозданием, тольков 1913,в киевских университетских "Известиях", --- После окончания училища встал вопрос о поступлении в университет; но, хотя О. по своим знаниям в математике превосходил многих выпускников, в университет его не приняли даже в качестве вольнослушателя, т.к. для этого требовался гимназический аттестат. Граве написал письмо Э.Ландау в Гёттинген и К.Гензелю в Марбург с просьбой об устройстве О. Зарубежные коллеги согласились помочь, По совету Граве в 1912 О. отправился в Марбург. С началом 1-й мировой войны он был интернирован как иностранец, но, благодаря хлопотам Гензеля, получил право заниматься и пользоваться университетской библиотекой. Граве иногда получал отрывочные сведения о своем талантливом ученике; узнав, что О. нуждается, тайком посылал ему деньги. Впоследствии О. не считал 4 военных года потерянными для себя, т.к., живя в изоляции, он полностью сосредоточился на своих алгебраических исследованиях. Кроме того, он прочитывал все математические журналы, по его признанию, от корки до корки, а также изучал музыку и иностранные языки. За это время он стал широко эрудированным математиком и полиглотом, чему способствовала его феноменальная память. В дальнейшем он свободно говорил на пяти языках, --- В 19130. переехал в Гёттинген к Ф.Клейну, Там он занялся подготовкой к изданию собрания сочинений этого знаменитого ученого, общался с такими выдающимися математиками как Д.Гильберт и Э.Ландау. В 19200. получил первую ученую степень "с наивысшей похвалой" за труд "О рядах Дирихле и дифференциальных уравнениях". К этому времени он уже был автором 15 научных работ. Из Гёттингена О. перебрался в Гамбург, где в 1922 защитил диссертацию о модулях колец полиномов, после чего получил право читать лекции. В летнем семестре 1922 он снова в Гёттингене, но уже в качестве приват-доцента. Преподавание курса современной теории функций явилось толчком для исследований в новой для О. области, где он добился существенных результатов. В это же время он работал вместе со своим другом Г.Шмидтом над переводом на немецкий язык книги "Теория относительности в ее математической трактовке" английского физика А.Эддингтона (опубл. в 1925). --- После годичной стажировки в университетах Кембриджа, Оксфорда и Эдинбурга в качестве стипендиата Рокфеллеровского фонда перед О. встал вопрос о работе, тем более, что его материальное положение было далеко не блестящим. Он был уже мировым авторитетом, которого всюду цитировали, но получить профессуру не удавалось. В это время в Ленинградском университете рассматривались кандидатуры на вакантную кафедру, Имеющиеся документы свидетельствуют о том, что О.Шмидтом была предложена кандидатура О, Такой выдающийся математик как О., несомненно, украсил бы Ленинградский университет. Однако кафедру он мог получить путем назначения, что входило в противоречие с уже объявленным конкурсом. Кроме того, было неизвестно, как он освоится с трудностями жизни в России, особенностями работы. Судя по всему, О. приглашения так и не получил. --- Осенью 1927 Базельский университет пригласил О. на единственную в то время кафедру математики, что означало высокую оценку его таланта.О. стал гордостью Базельского университета. Вот что писала газета "Базельские новости" по поводу 80-летнего юбилея ученого: "Наша высшая школа в XVIII в. потеряла, отдав России, знаменитого математика Леонарда Эйлера, потому что в Базеле судьба оказалась против него: но университету выпала большая удача приобрести происходящего из России А.М.Островского". О. был прекрасным преподавателем, много времени уделял подготовке молодых математиков в созданном им студенческом семинаре. Он подготовил учебные руководства по основным разделам математики и трехтомный сборник задач, который был переведен на английский и португальский языки. В изданных им лекционных курсах, безупречных в методическом отношении, математическая теория была тесно связана с ее приложениями к естественным наукам. Особо следует отметить издательскую деятельность О. При его содействии швейцарское издательство Биркхойзера выработало программу, которая привлекла внимание математиков, а само издательство приобрело большую известность. --- Тематика исследований О. весьма разнообразна: это алгебра и теория чисел, геометрия и топология, теория функций и дифференциальные уравнения. Такая универсальность - явление чрезвычайно редкое в XX в. С 1950 основное внимание О. было направлено на проблемы численного анализа, что было связано с его сотрудничеством с Национальным бюро стандартов в Вашингтоне, куда он часто ездил в 50-60-х. На основе оригинального лекционного курса специально для этого бюро О. написал монографию "Решение уравнений и систем уравнений", которая вышла в 1960 на английском языке ив 1963 в русском переводе. Позднее О. полностью переработал ее с учетом развития вычислительной техники и модернизации теории.' Книга стала называться "Решение уравнений в евклидовом и банаховом пространствах" (Нью-Йорк, 1973) и не потеряла актуальности до наших дней. --- О. с женой Маргарет Сакс построили дом в местечке Монтаньола на Луганском озере, где они радушно принимали друзей и коллег со всего света, в том числе иногда и математиков из СССР. В 1956 О. по собственному желанию вышел в отставку, но еще более 20 лет не порывал связей с Базельским университетом, продолжал занятия математикой, готовил к печати свои научные труды. К своему 90-летию он издал собрание своих сочинений в 6 томах (Базель, Бостон, Штутгарт, 1983). Заслуги О. были отмечены избранием его почетным доктором федеральной политехнической школы в Цюрихе (1958), университетов в Безансоне во Франции (1967), Ватерлоо в Канаде (1968). Его жизни и научному творчеству были посвящены обширные статьи. По завещанию О., из его наследства был образован фонд, цель которого - каждые два года присуждать премию за лучшую в мире математическую работу. --- Лит.: Елч-Фрикер Р. Памяти А.М.Островского (1893-1986) // Алгебра и анализ, 1990, т.2, № 1; Автобиографические записки Д.А.Граве (публ.А.Н.Боголюбова) // Истор.-матем. исслед., вып. 34. М., 1993. --- Арх.: Арх. РАН, Ф.496. оп.З, № 168. --- Н. Ермолаева ---

    ОСТРОМЫСЛЕНСКИЙ Иван Иванович    (9.9.1880, Орел - 16.1.1939, Нью-Йорк) химик-органик, инженер-технолог, иммуно-химик, фармацевт. Родился в семье потомственного дворянина, поручика жандармского дивизиона. В июне 1898 окончил 2-й Московский кадетский корпус и поступил в Московское Высшее техническое училище, которое окончил в апреле 1902. Затем поступил в Высшую техническую школу в Карлсруз (Германия), где специализировался по физической и органической химии, электрохимии. Завершив свое техническое образование в июле 1906, О. вернулся в Россию и в феврале 1907 был принят на должность сверхштатного лаборанта в Московский университет в лабораторию неорганической и физической химии, руководимой профессором А.Сабанеевым. Одновременно сотрудничал с профессором Л.Чугаевым, руководившим лабораторией органической и общей химии в Московском Высшем техническом училище. С 1909 О. - доцент Московского университета; в 1912 ушел из университета изза ссоры с А.Чичибабиным. --- Уже в 1905 стали появляться первые публикации О. по полимеризации диенов и синтезу исходных мономеров искусственного каучука. О. было запатентовано свыше 20 способов получения бутадиена, в частности, метод альдольной конденсации ацетальдегида (1905), реализованный в промышленном масштабе в Германии в 1936, или способ получения бутадиена пропусканием паров этилового спирта и уксусного альдегида при температуре 440-460° С над оксидом алюминия (1915), получивший промышленное использование в 1942-43 в США. В 1911 для улучшения свойств синтетического каучука О. предложил вводить органические основания (толуидины, нафтиламины и др.). Пиролизом скипидара он получил изопрен и вместе с Ф.Кошелевым осуществил его полимеризацию под действием света (1915, "изопреновая лампа Остромысленского"). О. был одним из первых исследователей, кто подробно изучил роль активаторов (помимо серы) в вулканизации каучука и его превращения в резину. Исследования О. по каучуку первоначально велись в химической лаборатории Московского технического училища, а затем были перенесены в лабораторию Общества производства и торговли резиновыми изделиями "Богатырь" (1912-17). --- В 1910 в Москве вышла монография О. "К теории бензольного кольца и этиленовой связи", посвященная анализу экспериментальных и теоретических исследований структуры бензола - родоначальника обширного ряда многих ароматических веществ. Изучению структуры бензола и его аналогов были посвящены 6 лет экспериментальной работы О. (1903-9). По результатам этих исследований Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии Московского университета присудило ему премию им.В.Мошнина.О. был обладателем двух докторских степеней (по философии и медицине), которые были присвоены ему Цюрихским университетом; имел богатый опыт преподавательской работы в разных вузах (Московском техническом училище, Московском университете, Рижском политехническом институте) и др. --- В 1913 вышла в свет книга О, "Каучук и его аналоги", явившаяся первым отечественным пособием по химии и технологии каучука. В ней была собрана фактически вся литература, опубликованная до 1913 по этому вопросу, и особое внимание было уделено малодоступной для русского читателя патентной литературе, В книге описаны способы анализа и очистки диолефинов (дивинила, изопрена, диметилэритрена), синтез каучука через В-мирцен и способы полимеризации диолефинов, а также методы переработки каучука в технические продукты. О. описал 16 собственных оригинальных способов получения диолефинов и методы их полимеризации, имеющие производственное значение, Он показал также огромное значение "спутников" природного каучука: белков, смол, азотистых соединений, углеводов и т.д. Касаясь важной роли катализаторов в синтезе каучуков, он писал: "...катализаторы вызывают подчас совершенно неожиданный эффект, и нередко мы останавливаемся в изумлении перед результатами процесса; каучук как бы синтезируется сам собой". --- В эти годы в исследовательской деятельности О. отчетливо выделяется, помимо органического синтеза и исследований каучука, другое направление - медицинская химия, объединяющая его биохимические, иммунохимические и фармацевтические работы. В 1913 О. открыл собственную лабораторию в Москве, на Маросейке ("Частная химическая и химико-бактериологическая лаборатория И.Остромысленского"), где провел ряд блестящих иммунохимических исследований по изучению природы антител и антигенов и иммунологической специфичности. Результаты этих разработок отражены в четырех статьях, объединенных общим названием "Исследования в области токсинов и антитоксинов", опубликованных в химическом разделе "Журнала Русского физико-химического общества" за 1915. В них О. изложил собственную теорию, согласно которой синтез антител происходит, якобы, посредством физического контакта глобулинов сыворотки крови с антигенными молекулами; специфичность антител не следует рассматривать с точки зрения особенностей химического строения белковых молекул, поскольку она предопределена физическим состоянием коллоидной молекулы глобулина крови, которое ей "навязал" антиген, оставив на глобулине свой отпечаток. После взаимодействия глобулин-антиген последний отщепляется от антитела и продолжает "печатать" или "маркировать" все новые и новые молекулы глобулинов. Теорию О. следует рассматривать как один из первых вариантов т.н. матричной теории синтеза антител, исходившей из инструктивной роли антигена в приобретении специфичности молекулами антител. Эта теория приобрела сторонников в 30-60-е и была чрезвычайно популярна в иммунологии, хотя впоследствии выявилась ее научная несостоятельность и предпочтение было отдано селективным теориям. --- В "Журнале Русского Физико-химического общества" (т. 47) в 1915 опубликованы еще три статьи О., касавшихся разных вопросов медицинской и органической химии ("Пикраминовая кислота, как реактив на белковые соединения", "О составе, строении и свойствах гинокардовой кислоты и ее некоторых производных (1-е сообщение)", "О гинокардате меди (L-Cuprum Gynocardicum) и его терапевтическом значении при туберкулезе и проказе"); а также 10 его статей по химии, классификации, технологии и вулканизации каучука. Можно сказать, что 1915 был периодом "взрыва" в научном творчестве О. --- В 1918 О. опубликовал отдельной книгой популярный очерк "Сон у человека и животных", в котором рассмотрел токсикологические, иммунологические и физиологические аспекты такого сложного биологического феномена как сон. Эту работу можно было бы отнести к разряду научной фантастики, если бы не наличие множества важнейших научных наблюдений. Работа была написана в период огромного увлечения О. иммунологией, теориями синтеза антител и химиотерапией; он смело проводил аналогию между сном и "отравлением" организма человека и животных бактериальными и промышленными токсинами, а также фармакологическими препаратами.О. рассматривал сон как процесс самоотравления организма неким "гипнотоксином". Отсюда его рекомендация "лечить сон" (укорачивающий продолжительность жизни человека и животных) специфическим антитоксином, действие которого нейтрализует "гипнотоксин". Заменить "яд сна" можно и не прибегая к иммунологическим препаратам, вводя в организм универсальное противоядие, способное нейтрализовать в организме все токсины без исключения. В качестве такого противоядия О. предложил амфотерную органическую кислоту. Путем сокращения потребности во сне, считал О., будут открыты "сверхчеловеческие" возможности и "гениальность станет ординарным явлением". --- В 1918-200. руководил Химико-терапевтической лабораторией в Научном химико-фармацевтическом институте в Москве, где исследовал структуру и свойства противосифилитического препарата "сальварсан" ("или препарата 606", синтезированного П.Эрлихом) и разрабатывал метод заводского синтеза отечественного мышьяксодержащего препарата противосифилитического действия, названного "арсолом". Использование очень простой технологии для производства коллоидного мышьяка по методу О. имело огромное практическое значение для России в годы гражданской войны и хозяйственной разрухи. В письме председателя Ученого совета Научного химико-фармацевтического института А-Чичибабина в Научно-исследовательский отдел ВСНХ в апреле 1922в числе достижений института назывались "интереснейшие исследования И.И.Остромысленского о механизме действия сальварсана и применении вместо этого - коллоидального раствора мышьяка - уже этого одного было бы достаточно, чтобы не дать институту погибнуть или ограничить его деятельность существованием на бумаге, без средств и людей". --- В октябре 1921 О. уехал в Латвию; был избран приват-доцентом кафедры органической химии Латвийского университета в Риге; приступил к чтению двух курсов: по химии каучука и химиотерапевтическим препаратам. Однако пребывание О. в Риге было кратковременным: уже в мае по его собственной просьбе администрация Латвийского университета освободила его от занимаемой должности. По приглашению доктора Хопкинсона из американской каучуковой компании "US Rubber Company" О. выехал в США, в Нью-Йорк. Там он продолжил свои исследования в области химии и технологии каучука и фармацевтической химии в двух американских фирмах: "Rubber Company" и "Goodyar Tire". В 1925 О. открыл свою собственную научно-исследовательскую лабораторию "Ostro Research Laboratory", где продолжал изучать препараты мышьяка, действие пиридиума, исследовал структуру и свойства некоторых растительных масел, эффективно используемых при лечении проказы. Он также помогал создать корпорацию для коммерческого производства препаратов, используемых в химиотерапии: пиридиума и пиразолона, просуществовавшую до 1936. В 1930-е О. был приглашен на работу в компанию "Union Carbid Corp." для разработки коммерческой технологии производства бутадиена (из этанола). Это производство прекратилось только после 2-й мировой войны, т.к. не могло конкурировать с технологиями, основанными на использовании бутилена. --- О. принадлежит несколько новых разработок технологий для производства каучука, в том числе и производства каучука из гевеи путем образования каучукового гидрохлорида при добавлении к каучуксодержащей смеси водородного хлорида. Позже продукт, полученный из гевеи (каучук), получил торговое название плиофильма, а сама технология производства каучука из гевеи была взята на вооружение двумя большими американскими компаниями: "Goodyar Tire" и "Rubber Company". О. также разработал технологию получения небьющегося стекла для лобовых окон автомобиля посредством полимеризации стерина между слоями стекол. В 1930 О. получил гражданство США. --- О. умер в возрасте 59 лет в Нью-Йорке, так и не получив признания, несмотря на тот огромный вклад, который его работы внесли в развитие российской и американской науки и промышленности. Сейчас, по прошествии более чем полувека после его смерти, открытия 0" например, в области полимеров, оцениваются выше достижений в этой области, принадлежащих Нобелевским лауреатам П.Дж.флори, Г.Штаудингеру и др. --- Соч.: Исследования в области токсинов и антитоксинов (сообщение 1-IV) // Журн. Рус. Физ.-химич. обва. Раздел химии. 1915, т.47, вып.2. --- Лит.: Ivan Ostromislensky // India Rubber World, 1939, vol.99, № 5; Максименко А.М., Мусабеков Ю.С., Страдынь Я.П. Деятельность И.Л.Кондакова и И.И.Остромысленского в Прибалтике / Из истории естествознания и техники Прибалтики. Рига, 1971, T.III; Seymour Raymond В. Ivan Ostromislensky: Polymer Scientist and Doctor of Medicine // New Journal of Chemistry, 1989, vol.6. --- Т. Ульянкина ---


<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.